Служебный роман (1977)

Режиссёр Эльдар Рязанов.

В главных ролях: Андрей Мягков, Алиса Фрейндлих, Светлана Немоляева, Олег Басилашвили, Лия Ахеджакова.

19-е место в списке советских кинохитов (58,4 млн. зрителей).

Посмотреть можно здесь.

Image

“Служебный роман” начинается с представления четырёх главных героинь: “директора нашего статистического учреждения” Людмилы Прокофьевны Калугиной (Фрейндлих), подруги Новосельцева Ольги Петровны Рыжовой, общественницы Шуры и секретарши Верочки (Ахеджакова). Всех четырёх мы видим глазами Новосельцева (Мягков) — он говорит за кадром с печальной интеллигентской иронией в голосе. Характеристики, в частности, такие:

Людмила Прокофьевна “знает дело, которым руководит… Людмила Прокофьевна приходит на службу раньше всех, а уходит позже всех. Ещё понятно, что она, увы, не замужем. Мы называем её “наша Мымра”.

Верочка “любопытна, как все женщины, и женственна, как все секретарши”.

Шура “симпатичная, но, к сожалению, активная”.

На девятой минуте активная Шура собирает с Оли 50 копеек на подарок коллеге Маше по поводу рождения ребёнка, в связи с чем фильм проходит тест. Дальше успех закрепляется разговорами Веры и Людмилы Прокофьевны. Обсуждаемые темы стоит перечислить: новые сапоги Веры, походка “от бедра”, “что сейчас носят”, перемены во внешности Людмилы Прокофьевны и её опоздание на работу вследствие того, что после романтического вечера с Новосельцевым она впервые в карьере проспала. Также обсуждаются Новосельцев и Самохвалов.

Image

Единственный разговор двух женщин про работу на самом деле не про работу. Оля просит Веру передать Самохвалову письмо с “предложениями по улучшению статистического учёта в лёгкой промышленности”. Вера, прекрасно понимая, что речь в письме идёт о чувствах Оли к Самохвалову, отвечает: “Вы знаете, я вас очень хорошо понимаю. Очень важно улучшать статистический учёт именно в лёгкой промышленности”.

Вот такой ЗАЧЁТ 3/3

Послесловие

Директор Калугина из рязановской комедии — ходячее (не от бедра) воплощение тезиса о несовместимости карьеры и Бабьего Счастья. “Служебный роман” наглядно разъясняет, что добросовестность и принципиальность женщины-начальника — следствие неудач в личной жизни, вызванных нежеланием краситься и носить модные сапоги (“именно обувь делает женщину женщиной”). Очеловечивание “мымры” Калугиной происходит от любви к Новосельцеву. Ключевые признаки очеловечивания — косметика, новое платье, серьги в ушах и опоздание на работу без уважительной причины.

Для сравнения: карьерист Самохвалов (Басилашвили) вполне себе женат, жизнерадостен, улыбчив, общителен, любим Олей, ездит на “Волге” со стереосистемой, курит “Мальборо”, и никому не приходит в голову называть его “нашим мымриком”.

Image

Другой известный тезис проигрывается в финале «Служебного романа», когда Новосельцев силой склоняет Калугину к поцелую, пока та кричит «Покалечу!» и «Ненавижу!» Мы в энный раз видим, что объясняться с бабой нечего. Бери и тискай. Потом сама спасибо скажет.

К. З.

Реклама