Лунная радуга (1983)

Режиссёр Андрей Ермаш.

В главных ролях: Владимир Гостюхин, Василий Ливанов, Юрий Соломин, Игорь Старыгин, Владимир Кенигсон, Наталья Сайко.

Посмотреть можно здесь.

Image

Как и в «Солярисе» Тарковского, роль светлого будущего в «Лунной радуге», вдохновлённой романом Сергея Павлова, исполняет Япония. Кроме японских небоскрёбов в будущем есть всемирная система здравоохранения и всемирное Управление космической безопасности – футуристическое КГБ с человеческим лицом. Ещё есть рудники на Меркурии, бластеры, космический лайнер «Россия» и экраны, которые взрываются, как советские телевизоры.

В Управлении космической безопасности вроде бы работает одна женщина, но она ничего не говорит. Она сидит на заднем плане, пока Ливанов и прочие серьёзные мужчины обсуждают загадочные «чёрные следы», которые оставляют космодесантники. Этнический состав космодесантников  довольно пёстр, пускай и в евро-американских рамках, но национальность «женщины» в нём не представлена.

Первая и единственная говорящая женщина появляется в кадре на 53-й минуте, в меркурианской столовой, чтобы рассказать десантнику Нортону, как она страдает после гибели мужа, космодесантника Бакулина. «Будь на то моя воля, я запретила бы десантникам жениться!» – в частности, восклицает она. Ещё ближе к концу фильма мы видим и прекрасную жену Нортона, но та просто смотрит, как муж взрывает телевизоры, и страдает молча.

В общем, у женщин в светлом будущем две работы: быть страдающими жёнами декабристов космодесантников или бестелесно объявлять за кадром прибытие профессора Рогова (3:25) и космического лайнера «Россия» (ок. 50:00).

НЕЗАЧЁТ 0,5/3

Послесловие

Я горячо люблю советскую фантастку, но её гендерную перспективу лучше всего отражает мультфильм «Дарю тебе звезду». Там сменяются эпохи и цивилизации, но время не властно над истинными ценностями, т. е. над женой, перманентно скребущей кастрюлю, и мужем, который выводит рулады про звёзды и совместный путь на край вселенной, ни хрена при этом не делая.

В романе С. Павлова «Лунная радуга» женщина впервые появляется и говорит несколько слов на стр. 132.  На стр. 133 она исчезает, снова появляется на стр. 185 (разговор Бакулиной и Нортона), а до разговора двух женщин я так и не долистал – упрямства не хватило. В Мире Полудня Стругацких ситуация не сильно лучше. У Сергея Снегова («Люди как боги») все героини романтически прикреплены к мужским персонажам. «Посёлок» Булычёва – гимн традиционным половым ролям, да ещё и с космической вариацией на тему закомплексованной начальницы из «Служебного романа» во второй части.

Впрочем, грех наезжать на Булычёва. Как-никак, именно он придумал единственный женский голос из прекрасного коммунистического далёка, который мне удаётся вспомнить. Go, Алиса Селезнёва, зэ фьюча билонгз ту ю.

К. З.

Реклама