Вера и Зойка (1985)

Короткометражка по одноимённому рассказу Юрия Трифонова

Режиссёр Александр Наговицын

В ролях: Любовь Иванская, Татьяна Захарова, Любовь Виролайнен

Посмотреть можно здесь.

ВиЗ1

Рассказ Трифонова «Вера и Зойка» заслуживает, конечно, не дипломной работы длиной в 17 минут, а полноценной экранизации часа на полтора (уговорите кто-нибудь Авдотью Смирнову). Это, во-первых, один из лучших советских текстов о классовой природе «бесклассового» советского общества. Во-вторых, это наглядный матерал для занятий по интерсекциональному феминизму.

Сюжет лучше не придумаешь: Вера, работающая на выдаче в прачечной, и Зойка, школьная уборщица, помогают Лиде Александровне, жене научного сотрудника, навести порядок на даче, за двадцатку на двоих. Муж Лиды Алексанны «человек добрый, но бесхозяйственный и больше всего на свете» любит «тишину и покой», и поэтому она старается «все работы по дому делать в его отсутствие». От сына Лиды Алексанны, первокурсника Кирилла, никакой помощи, естественно, тоже никто не ждёт, от него требуется всего лишь приехать на следующий день, подвезти деньги за уборку, но даже на это его не хватает (у него «масса дел»), и кончается всё тем, что Вера — а впрочем, читайте рассказ.

Короткометражка Наговицина представляет собой торопливый, отрывочный пересказ Трифонова близко к тексту. Очень жаль. Правда, кастинг хорош. И Захарова с Иванской в роли советского рабочего класса женского пола, и Виролайнен в образе типовой интеллигентки. И что снять успели на натуре, прямо в СССР, с белым окошечком прачечной и другими мелочами, которые теперь уже приходится восстанавливать по научным монографиям, — это, само собой, тоже плюс.

Но всё равно. Советское кино, даже самое реалистичное, очень редко тыкало зрителя мордой в пахучую советскую повседневность, где, как у меня в детстве, (цитирую Трифонова) «четверо на двенадцати метрах», где «в продовольственном воблу выбрасывали или гречку», где «стройка ушла из этих мест, сметы закрылись», и жителям нерасселённых деревянных бараков «пришлось мириться со своей участью». Где Вера «положила на колени свою круглую старомодную сумку, подарок артистки», которой она однажды убирала квартиру, — сумку «когда-то красивого тёмно-зелёного цвета, а сейчас сильно потёртую, с расшатанным замком». Где «[н]а скамейке перед входной дверью сидела, как всегда, баба Люба — Зойкина бабушка, старуха лет под девяносто, в чёрном платке до глаз», которую Вера жалела, «но не любила стоять с ней и разговаривать», потому что Вере казалось, «что от бабы Любы пахнет как-то нехорошо, могильно».

Вот это всё надо как-то вынуть из трифоновского рассказа и нормально показать кинематографическими средствами. И то, что прачка Вера из барака и Лида Алексанна из квартиры с зеркалами, каждая по-своему, в своей социальной нише, тратят значительную часть жизни на бесплатное обслуживание и ублажение мужиков, — это тоже надо показать, а не просто зачитать из рассказа (мужским) голосом за кадром:

— Вера и Зойка слушали молча… Жизнь, о которой рассказывала Лидия Александровна, была так не похожа на их собственную, но чем-то странно напоминала её.

ЗАЧЁТ 3/3

К. З.

ВиЗ2

Реклама

3 thoughts on “Вера и Зойка (1985)

  1. Уведомление: Трифоновщина | Константин Зарубин

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s